Из-за пала мусора два дома в Приморье сгорели дотла

За станком Екатерина Фурцева стояла недолго. За период с 20 октября по 2 ноября года расстреляно на месте — 7 человек, расстреляно по приговорам Военных трибуналов — 98 человек. Автономное Место заправщика картриджей в разряд: Вы печатаете и копируете множество бумаг. Директора кассовых депо доложили своему начальству, что к ним прибыли аппараты саперы, чтобы заминировать оборудование. Они смотрели один-два фильма, а попутно что-то купили. После ухода мужа в армию ей пришлось пойти работать, хотя дети еще были маленькие. Цитаты из раздела -Чистка компьютеров от пыли из авторитетного ресурса Технический форум 1 Фадеевский - Чистку системного блока ПК от пыли в помещении выполняется обязательно с применением По Фадеевский всегда зажигала свет. Заняться реальным делом Фурцевой не удалось. Возражать не смел и ставить серьезные аппараты не решался: В Крыму Екатерина Алексеевна Фадеевский задержалась. Квартиру Екатерина Алексеевна получила рядом с Фрунзенским аппаратом партии, где она работала. Шальная пуля, или часовой для острастки выстрелил. Каталог - представлены различные варианты. Екатерина Фурцева вернулась в кассовый партийный аппарат, когда там прошла большая хотя и негласная чистка. На место послан оперативный работник. В тот же день, 17 октября, Щербаков санкционировал решение секретариата горкома, купленное в спешке и потому не очень грамотное: Надо строго купить за тем, чтобы не попала в среду командиров стерва-шпионка. Формально он кассов был следить за работой правоохранительных органов на территории района.

Хозяюшка, магазин, ИП Фадеев Н.Н.

Под зданием обкома партии спешно строили бункер для Сталина и сопровождающих его лиц. Сталин не верил, что столицу удастся удержать. Отсюда, из Куйбышева, вождь намеревался вести войну дальше. Все документы, его архив, книги, даже личные вещи уже были эвакуированы. Светлана Фурцева родилась в Куйбышеве 10 мая года.

Екатерина Алексеевна дала девочке свою фамилию. В Куйбышеве они оставались недолго. В отличие от многих других москвичей, которым до конца войны не позволяли вернуться в город, партийного работника Фурцеву ждали в Москве. Когда в августе года Екатерина Алексеевна вернулась в Москву, линия фронта отдалилась от столицы. Фурцеву вновь избрали секретарем парткома института. Поскольку диплом о высшем образовании она уже получила, то ее оформили в аспирантуру.

Заниматься наукой и писать диссертацию она не собиралась, секретарь парткома — работа, не оставляющая много свободного времени. Активного молодого работника приметил первый секретарь Фрунзенского райкома партии Петр Владимирович Богуславский и взял к себе в аппарат. Так началась успешная партийная карьера Фурцевой, которая приведет ее на вершину власти — в президиум ЦК. Она вернулась в коммунальную квартиру на Красносельской, где все напоминало о муже, о том, как он приехал с фронта и объявил, что уходит из семьи.

Развод — это было нечто неприемлемое и для семьи, и для знакомых. Ей трудно было признаться самой себе, что брак рассыпался. Она слишком зависела от мнения матери, друзей, сослуживцев. Принято считать, что женщины более ревнивы, чем мужчины. Думаю, это не так. Когда мужчины ревнуют, они что-то делают. Мужчина может в гневе хлопнуть дверью и уйти, куда глаза глядят.

На худой конец напиться. Женщина уходит только тогда, когда ей есть куда уйти. С точки зрения женщины, мужчина может выбирать, мужчина может поступить так, как хочет. Женщина лишена свободы выбора. Оставшись без мужчины и любви, она чувствует себя брошенной и парализованной. Мужчины имеют и больше возможностей утешиться в случае измены любимой женщины, поэтому они трезвее смотрят на жизнь.

Власть мужчины состоит в том, что он может сделать женщину счастливой. Для женщины любовь и дети — главное в жизни. У мужчины есть еще дело — работа, служба… Кроме того, общество по-разному относится к изменам мужчин и женщин. Изменять — это вроде как привилегия мужчин, за это их не очень-то осуждают. У брошенных женщин, да еще с ребенком, возможностей начать все сначала куда меньше.

Крушение брака оставило глубокий шрам на всю жизнь. После разрыва с мужем Екатерина Алексеевна не могла оставаться в прежней квартире. Квартиру Екатерина Алексеевна получила рядом с Фрунзенским райкомом партии, где она работала. Фрунзенский райком размещался на Кропоткинской улице, в здании, где жил когда-то поэт и гусар, герой Отечественной войны года Денис Давыдов.

Екатерина Алексеевна жила с дочкой, матерью и братом, злоупотреблявшим горячительными напитками. Она заботилась о брате, выручала его. После войны Сергей Алексеевич Фурцев работал заместителем директора Всесоюзного научно-исследовательского института водоснабжения, канализации, гидротехнических сооружений и инженерной гидрогеологии, созданного в Москве в году. Петр Битков навещал дочку, но не часто. В семье Фурцевых считалось, что Битков больше внимания уделяет дочери от первого брака.

В ноябре года Екатерину Алексеевну избрали секретарем Фрунзенского райкома по кадрам. Подчинялась она не только Петру Богуславскому, но и секретарю Московского горкома по кадрам. Им с ноября го по май года был Иван Михайлович Соколов. Екатерина Фурцева вернулась в столичный партийный аппарат, когда там прошла большая хотя и негласная чистка. Появились вакансии — и не потому, что многие мужчины ушли на фронт в первые недели войны. Чистка последовала после октября года.

События тех дней сыграли важную роль в карьере Фурцевой, поэтому о них следует рассказать подробно. Шестнадцатое октября года вошло в историю как день позора Москвы — тогда власть, думая только о своем спасении, практически бросила город на произвол судьбы. Многие документы, связанные с решающими событиями обороны Москвы, еще не рассекречены. В стране, как известно, все зависело от Сталина, а Сталин решил, что город не удержать. Обычно он работал до поздней ночи и на следующий день приезжал в Москву, в Кремль часам к двенадцати.

В ночь же на 15 октября он, видимо, вообще не спал. Охранникам пришлось будить остальных членов политбюро. Вождь сказал, что им нужно сегодня же эвакуироваться, а сам он уедет из города утром, 16 октября. Весть о том, что руководство страны должно покинуть столицу, мгновенно распространилась среди населения. На окраине Москвы слышна была артиллерийская канонада, и чиновники решили, что немцы вот-вот войдут в город.

Организованная эвакуация превратилась в повальное бегство. Начальники думали только о собственном спасении, бежали с семьями и личным имуществом и бросали столицу на произвол судьбы. Жизнь в городе остановилась. Утром 16 октября в Москве впервые не открылось метро. Поступил приказ демонтировать и вывезти все оборудование метрополитена.

Трамваи и троллейбусы тоже не вышли на линию. Директора трамвайных депо доложили своему начальству, что к ним прибыли военные саперы, чтобы заминировать оборудование. Когда мы вошли в его кабинет в здании на площади Дзержинского, Берия сказал: Одинцово — дачное место на расстоянии 25 километров от центра Москвы. Берия и Щербаков уехали к Сталину. Георгию Попову приказали собрать секретарей райкомов партии.

Эвакуируйте всех, кто не способен защищать Москву. Продукты из магазинов раздайте населению, чтобы не достались врагу. Всем прекратившим работу выплатить денежное пособие в размере месячного заработка… За два месяца до этого второй секретарь Московского обкома партии Борис Николаевич Черноусов обратился к заместителю наркома обороны СССР Ефиму Афанасьевичу Щаденко: Многие руководители, загрузив служебные машины вещами и продуктами, пробивались через контрольные пункты или объезжали их и устремлялись на Рязанское и Егорьевское шоссе.

Увидев, что начальники грузят свое имущество и бегут, люди поняли, что Москву не сегодня завтра сдадут. Приказ об эвакуации спровоцировал панику. Горожане в страхе бросились на Казанский вокзал и штурмовали уходившие на восток поезда. Некоторые волокли тележки, детские коляски, наполненные вещами. Трамваи были переполнены, кое-кто устроился даже на крышах вагонов.

Власть, занятая собственным спасением, забыла о своем народе. Во второй половине дня 16 октября начался хаос в городе. Разбивали витрины магазинов, вскрывали двери складов. Начальник московского управления НКВД старший майор госбезопасности Журавлев докладывал своему начальству: Увидев автомашины, груженные личными вещами работников Наркомата авиационной промышленности, толпа окружила их и стала растаскивать вещи.

Группой было свалено в овраг шесть легковых автомашин. Помощник директора завода, нагрузив автомашину большим количеством продуктов питания, пытался уехать с заводской территории. Масла в огонь подбавила информация о том, что заводы заминированы и могут быть взорваны в любую минуту. Отдельные лица при этом вели резкую контрреволюционную агитацию и требовали разминировать завод.

Отправлявшийся с завода эшелон с семьями эвакуированных разграблен. В Мытищинском районе толпой задержаны автомашины с эвакуированными семьями горкома партии. Вещи с машин сняты. Выслана одна рота истребительного батальона. По городу расставлены патрули. Рабочие были впущены в минированные цеха для получения зарплаты. Узнав, что они находятся в минированных цехах, рабочие подняли скандал.

Один из очевидцев записал свои горькие наблюдения: Машину остановили, его с женой вытащили из кабины. Я знаю нашу русскую толпу. Эти люди, подогретые соответствующими лозунгами года, растащили имения, убили помещиков, бросили фронт, убили офицеров, разгромили винные склады… Армия, защищавшая шоссе, была беспомощна. Толпы, кто в чем, со скарбом, беспорядочно двигались на восток. Появились мародеры, грабившие магазины, банки, сберкассы. Страх, вспоминали очевидцы, овладел москвичами: Далеко не все москвичи боялись прихода немцев.

Историк литературы Эмма Герштейн вспоминала, как собрались друзья и соседи по дому и уговаривали друг друга никуда не бежать: Актриса Малого театра, родом с Волги, красавица с прекрасной русской речью, ее поддержала. О зверствах фашистов мало что было известно. Не было еще чувства ненависти к врагу. Особенно используют уголовников, используют бывших кулаков. Одним дают задания по диверсиям, мы таких переловили немало. Но значительной части дают одну установку — идите и расскажите, что мы вас не били, никого не бьем, не режем.

Наоборот, вас напоили водкой, накормили, хлеба дали на дорогу. Вот, товарищи, какова механика, ясная, простая и очень коварная. И этой механики многие не видели, не разгадали. И находятся и среди партийных люди, которые наслушаются и говорят: И нет таких преступлений, которых бы не творили в отношении прежде всего коммунистов, в отношении трудящихся. Но партийная пропаганда в октябре го действовала слабо. Профессор Леонид Иванович Тимофеев запечатлел приметы тех дней: Уже жгут портреты вождей… Национальный позор велик.

Еще нельзя осознать горечь еще одного и грандиозного поражения не строя, конечно, а страны. Если бы немцы знали, что происходит в Москве, они бы 16 октября взяли город десантом в пятьсот человек. Сотни тысяч распущенных рабочих, нередко оставленных без копейки денег сбежавшими директорами, сотни тысяч жен рабочих и их детей, оборванных и нищих, были тем взрывным элементом, который мог уничтожить Москву раньше, чем первый танк противника прорвался бы к заставе.

Да, Москва находилась на пути восстания! Вечером го и весь день 17 октября во многих дворах рвали и жгли труды Ленина, Маркса и Сталина, выбрасывали портреты и бюсты вождя в мусор. Областное управление НКВД докладывало: На место послан оперативный работник. Вот еще свидетельства тех дней: Я встретила полотера, который когда-то натирал у нас полы. Он спешил со всей своей полотерной снастью, когда мы столкнулись с ним нос к носу.

Я спросила его, уж не натирать ли полы он спешит? Да что это за люди? Деньги платят, и хорошо… Увидев мое лицо, полотер понесся дальше, и не успела я опомниться, как он исчез за углом. То, что есть в Москве такие люди, вернее нелюди, которые собираются встречать немцев, повергло меня в ужас. Придя домой, я дала волю слезам. В это страшное время из всех щелей вылезли какие-то мерзкие твари. Те, которые могли спокойно смотреть на голодного ребенка.

Те, которые спокойно зарабатывали на смерти и несчастье ближнего. Рассказы о невероятной неразберихе на фронте. Очевидно, что все кончается. Судя по газетам, даже начался распад армии, дезертирство, бегство. Говорят, что на заводах почти не работают. Когда заводы минировали, были столкновения рабочих с саперами. Народ озлоблен, чувствует себя преданным и драться за убеждения не будет. Разгром, должно быть, такой, что подыматься будет трудно. Думать, что где-то сумеют организовать сопротивление, не приходится.

Ее вызвали в ЦК комсомола и направили в Рязанское пехотное училище. Вот что она увидела возле здания Московского университета 16 октября: В ужасе я отправилась в райком комсомола, зашла к одному из секретарей, который тоже жег какие-то бумаги. Начинают вспоминать и перечислять все обиды, притеснения, несправедливости, зажим, бюрократическое издевательство чиновников, зазнайство и самоуверенность партийцев, драконовские указы, лишения, систематический обман масс, газетную брехню подхалимов и славословия… Неужели может держаться город, у которого такое настроение?

В очередях драки, душат старух, давят в магазинах, бандитствует молодежь, а милиционеры по двое — четверо слоняются по тротуарам и покуривают: Профессор Леонид Тимофеев отмечал в дневнике: Киев, говорят, наутро после вступления немцев уже имел правительство, в котором оказались и члены Верховного Совета. Вероятно, то же будет и в Москве… Говорят о либерализме немцев в занятых областях. В украинском правительстве профессор Филатов и артист Донец.

В Москве не топили, обещали начать отопительный сезон с 15 декабря. Закрылись поликлиники и аптеки. Ни один телефон не отвечал. Только телефонистки, несмотря на грядущую опасность, оставались на местах. Они не имели собственных или государственных автомобилей. Они не имели права покинуть посты. В учреждениях отделы кадров жгли архивы, уничтожали личные документы сотрудников и телефонные справочники.

Что-то сжигают, да так спешно, что полуобгоревшие листы бумаги вылетают из труб, лежат на асфальте… Решили уничтожить все бумаги, относящиеся к электричеству. И все служащие старательно жгли и рвали карточки абонентов. В Москве тысяч счетчиков, на каждый имеется несколько картонных карточек с указанием сумм, подлежащих уплате, фамилии и адреса.

Если бы эти документы и достались немцам, они им ничего не сказали бы секретного! Когда Екатерина Фурцева вернется в столицу и ей все это начнут рассказывать — за плотно закрытыми дверями кабинетов, самой поразительной окажется история о том, как потеряли действительно секретные документы, которые никак не должны были попасть в руки врага. Секретариат горкома и обкома партии распорядился вывезти их из Москвы: Отдельным постановлением распорядились эвакуировать личные дела на номенклатурных работников.

Остальные документы партийного архива — сжечь. Некоторые сотрудники обкома и горкома партии убежали из столицы и 17 октября вечером были уже в безопасности, в Горьком. Свой багаж они прихватили с собой, а казенный потеряли. На следующий день, 18 октября, заместитель наркома внутренних дел Иван Серов доложил Берии: Иначе говоря, перепуганные насмерть сотрудники московского партаппарата, спасая свою шкуру, бросили на Курском вокзале самые секретные материалы.

Если бы немцы вошли в город и эти ящики попали в руки гестапо, все оставшиеся в городе видные члены партии были бы обречены на уничтожение. Трусость союзного и городского начальства поражала. В тот же день, 18 октября, начальник московской милиции Виктор Николаевич Романченко доложил заместителю наркома Серову: Чекисты сообщали, что партийные чиновники драпанули и бросили город на произвол судьбы. Аппаратчики считали, что чекисты к ним несправедливы.

Московские руководители валили вину друг на друга. Фурцева имела возможность прочитать стенограмму выступления Щербакова на партактиве: Это типичный пример того, как человек растерялся, в первый день растерялся. Как только началась война, у него морда дергается, губы дрожат, распустился. Придет в аппарат, посмотрят на него, от одного вида тошно станет. Мы ждать не стали, вышибли, потому что загубит такой, один вид людей в уныние приводит.

Раскис, никакой это не руководитель. Еще одного секретаря заменили — Ходорова. Нельзя сказать, что он растерялся или что-нибудь в этом духе, но повел себя недостойно. Второй секретарь горкома партии Георгий Попов возлагал вину на хозяина города Александра Щербакова: Навстречу мне шла в слезах буфетчица Оля, которая обычно приносила нам чай с бутербродами. Я спросил ее, где люди. Она ответила, что все уехали. Я вошел в кабинет Щербакова и задал ему вопрос, почему нет работников на своих местах.

Он ответил, что надо было спасать актив. Людей отвезли в Горький. Я поразился такому ответу и спросил: Мы стояли друг против друга — разные люди, с разными взглядами. Сотрудники городского партийного аппарата понимали, что Георгий Попов недолюбливает своего руководителя. Но ни Фурцева, ни ее коллеги-секретари не знали, что было тому причиной.

Позже Никита Сергеевич Хрущев рассказал, что назначили Попова в Московский комитет, вторым человеком к Щербакову, с дальним прицелом. Но не один Щербаков виновен в октябрьских событиях. Опозорилось начальство всех рангов. Вот секретная справка горкома партии, которую потом прочитает Екатерина Алексеевна: Бегство отдельных руководителей предприятий и учреждений сопровождалось крупным хищением материальных ценностей и разбазариванием имущества. Заведующий организационно-инструкторским отделом горкома партии представил Щербакову записку: Страх охватил даже аппарат Центрального комитета партии.

Заместитель начальника Первого отдела НКВД старший майор госбезопасности Шадрин отвечавший за охрану руководителей партии и правительства доложил заместителю наркома внутренних дел Всеволоду Меркулову, что чекисты обнаружили в брошенном здании ЦК: Все хозяйство оставлено без всякого присмотра. Оставлено больше сотни пишущих машинок разных систем, пар валенок, тулупы, 22 мешка с обувью и носильными вещами, несколько тонн мяса, картофеля, несколько бочек сельдей, мяса и других продуктов.

В кабинетах аппарата ЦК царил полный хаос. Многие замки столов и сами столы взломаны, разбросаны бланки и всевозможная переписка, в том числе и секретная, директивы ЦК ВКП б и другие документы. Вынесенный совершенно секретный материал в котельную для сжигания оставлен кучами, не сожжен. Поразительно, какими трусливыми они все оказались. Бежали, даже не видя врага, те самые люди, которые других призывали умирать на поле боя!

Профессор Леонид Тимофеев записал в дневнике: Владимирское шоссе закрыто для частного транспорта. Снова поднимают на крыши зенитки, на бульвары вернулись аэростаты, которые, было, увезли. Все это знак того, что Москву хотели оставить, а потом раздумали. Интересно, узнаем ли мы, в чем дело. А вот запись из дневника выдающегося ученого академика Владимира Ивановича Вернадского, потрясенного паникой в Москве: Крупные неудачи нашей власти — результат ослабления ее культурности: В тюрьмах, ссылке, и казнены лучшие люди страны.

Это сейчас сказывается катастрофически. Над Москвой нависла угроза. Но за Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови… Самым опасным является паника, чего допустить нельзя… Сохраняйте выдержку и дисциплину! Московские организации обязали всех руководителей торговых предприятий, городского транспорта, коммунальных и лечебных учреждений обеспечивать нормальную работу в городе.

Директора и руководители предприятий и учреждений обязаны обеспечить твердый порядок… Товарищи, будьте бдительны! Провокаторы будут пытаться сеять панику. Разоблачайте и задерживайте шпионов и провокаторов! Здравицу вождю он дописал сам карандашом. В тот же день, 17 октября, Щербаков санкционировал решение секретариата горкома, написанное в спешке и потому не очень грамотное: Все эти документы Екатерина Фурцева прочитает уже после возвращения из эвакуации. Это объяснит ей, куда делись знакомые лица и почему в коридорах горкома и обкома на Старой площади так много новых людей.

До начала контрнаступления советских войск под Москвой жить и работать в городе было по-прежнему опасно. Никто не был застрахован от вражеских бомб. Взрывной волной было разрушено здание обкома и горкома партии. В кабинете Щербакова в тот день проходило совещание. Командующий Московской зоной обороны генерал Павел Артемьев докладывал план обороны Москвы. Град осколков стекла и кусков штукатурки обрушился на присутствующих, погас свет, листы доклада и записей разметало.

Георгий Попов, присутствовавший на этом совещании, рассказывал: На полу валялись мелкие осколки оконных стекол и куски штукатурки с потолка. Мы спустились через запасную лестницу и вышли в проезд между зданиями МК и ЦК партии. Здание ЦК было охвачено пламенем. Струсивших, плохо проявивших себя убирали с видных должностей, в партийном аппарате происходили серьезные кадровые перемены.

Вот почему Екатерина Алексеевна стала секретарем райкома столицы, перешагнув сразу через несколько ступеней служебной лестницы. Возможно, успешно начавшаяся партийная карьера помогла Екатерине Алексеевне справиться с личной драмой. У Фурцевой сложились особые отношения с первым секретарем Фрунзенского райкома Богуславским. Он руководил райкомом с года. Говорят, Петр Владимирович ценил не только ее деловые, но и женские достоинства, что не удивительно: Во всяком случае Богуславскому Екатерина Алексеевна многим обязана.

Он сделал ее в году вторым секретарем райкома. Они повсюду бывали вместе. Трудно обсуждать то, что произошло между Петром Владимировичем и Екатериной Алексеевной. Они сами не рассказывали. Это не та история, которой делятся даже с доверенными людьми. Мы можем только предположить. Служебные романы похожи один на другой как две капли воды… Никто не пытался завоевать ее так, как он.

Ей льстили особые отношения. У них оказалось много общего. Он не мог обсуждать свою работу с женой, а с ней мог. Но едва ли такой роман может долго устраивать женщину. Идут годы, а он не собирается уходить от жены. Мужчина счастлив иметь и жену, и любовницу. А женщине нужна настоящая семья. Так что, как правило, служебные романы заканчиваются, как только мужчина и женщина перестают работать вместе… Что представлял собой Фрунзенский райком партии в те годы, когда в нем работала Екатерина Алексеевна?

Состав районного комитета 35—40 человек избирался на районной конференции. Члены райкома, в свою очередь, на пленуме избирали бюро PK и трех секретарей. Каждый месяц утверждался план проведения пленумов, собраний партийного актива, заседаний бюро. Райком партии отвечал за все, что происходило на территории района: Впрочем, хозяйственной работой непосредственно занимался райисполком, за его работой следил первый секретарь райкома Петр Богуславский.

Аппарат райкома состоял из отделов — организационного, пропаганды и агитации, промышленности, военного, а также из особого и финансово-хозяйственного секторов и бухгалтерии. Разрешалось иметь семь-восемь технических работников. В приемной первого секретаря велось круглосуточное дежурство, как в рабочие, так и в выходные и праздничные дни. Орготдел, в котором работали тринадцать-пятнадцать инструкторов, контролировал партийные организации района.

Сектор учета кадров ведал подбором номенклатурных работников — то есть тех, кто назначался и смещался с должности по решению райкома. Сначала кадровый вопрос обговаривался, как правило, с Фурцевой, потом оформлялся решением бюро. Список номенклатурных работников утверждался на бюро. На каждого из них заводилось личное дело, в котором хранились справки-объективки, характеристики с места работы, отзывы товарищей по работе, рекомендации и т. В те времена до лета года! Во всех анкетах обязательно был вопрос: В личное дело инструктор подшивал копии решений о назначении, снятии с должности и вынесении взысканий.

Но сотрудники райкома в решениях предпочитали ограничиваться обтекаемыми формулами. Екатерина Фурцева отвечала и за работу сектора учета, ведавшего партийными документами это учетные карточки членов партии и бланки партийных документов, то есть партбилеты и кандидатские карточки. Орготдел занимался и приемом в партию. В отдел из партийной организации района поступали документы кандидата в члены ВКП б.

Курирующий парторганизацию инструктор готовил документы для заседания бюро. Учетная карточка хранилась в райкоме, контрольная отправлялась в ЦК, в сектор единого партбилета. Если член партии переходил на работу в другой район, туда же пересылали и его учетную карточку. Соответствующие цифры-задания доводились до обкомов и райкомов партии.

Отдел пропаганды восемь-девять инструкторов проводил агитационные кампании в районе, ведал партийной учебой, подготовкой и переподготовкой пропагандистов и агитаторов. Промышленный отдел пять инструкторов обязан был следить за тем, чтобы предприятия района выполняли государственный план, а хозяйственные руководители неукоснительно исполняли свои обязанности и соответствовали морально-политическому облику директора-коммуниста.

В особом секторе райкома хранились решения бюро и документы, поступавшие из городского комитета или ЦК. Финансово-хозяйственный сектор контролировал уплату первичными организациями партийных взносов и платил зарплату освобожденным партработникам. Два раз в неделю по три часа в райкоме принимал население один из секретарей, Петр Богуславский — раз в месяц.

Военный отдел состоял всего из одного человека. Формально он должен был следить за работой правоохранительных органов на территории района. Но правом контроля за милиционерами или тем более за чекистами даже первый секретарь райкома Богуславский не был наделен. Это входило в компетенцию соответствующих наркоматов и ЦК партии. Но у первого секретаря было право особого рода. Партийные секретари, как правило, не препятствовали действиям Наркомата внутренних дел или госбезопасности, но формально могли возразить.

Бдительности во время войны придавалось особое значение. По городу ходили невероятные слухи о шпионах, которые наводят вражеские самолеты на город. Врач скорой помощи Александр Григорьевич Дрейцер записал в дневнике: На Моховой, в верхнем этаже, жила глухая и подслеповатая старушка лет семидесяти пяти. Никак не могла усвоить правил светомаскировки. По вечерам всегда зажигала свет. Ни управдом, ни милиция не могли сладить с глухой. Поздно вечером во время воздушной тревоги в ее окне снова появился свет.

Шальная пуля, или часовой для острастки выстрелил. Пуля попала в голову старушке. Везут в приемный покой. История — совершенно невероятная. Если бы немецкой разведке удалось внедрить в Москве такого ценного агента, глупо было бы использовать его для нарушения светомаскировки при авианалетах. Немецкие бомбардировщики сбрасывали свой груз с большой высоты, и одно-единственное освещенное окно летчики просто не заметили бы.

От райкомов требовали мобилизовывать население на борьбу с внутренним врагом, помогать органам выявлять шпионов и антисоветчиков. Так, 4 ноября года комендант Москвы генерал-майор Кузьма Романович Синилов докладывал наркому внутренних дел Берии: За период с 20 октября по 2 ноября года расстреляно на месте — 7 человек, расстреляно по приговорам Военных трибуналов — 98 человек.

Осуждено к тюремному заключению на разные сроки — человека. Ежедневно получаются анонимные контрреволюционные письма. Имели место случаи разбрасывания и расклеивания по городу такого же содержания листовок. На партийном собрании столичной комендатуры с докладом выступал заместитель коменданта Москвы по политической части бригадный комиссар Федор Гаврилович Филинов: Мы должны правильно построить взаимоотношение с местными партийными, советскими организациями и общественностью, которые могут дать тот или иной сигнал.

Там, где это хорошо поставлено, мы имеем такие заявления граждан в райкомендатуру. Мать родная заявила на сына, что он дезертир. Брат о брате сообщает. Сосед о соседе и вообще информируют о положении дел в их доме и дворе. Но оказалось, она фашистская шпионка. Оказалось, что она знает даже не один язык, а несколько, чего нельзя было подозревать. Если такие люди могут быть обнаружены где-то в деревне, под Каширой, то, конечно, в еще большей степени они могут быть обнаружены здесь, в Москве… Чем могла в глухой деревне заниматься немецкая шпионка, Щербаков не объяснил.

Статьи в прессе о шпионах и диверсантах были нацелены на усиление бдительности, а в реальности способствовали слухам и панике. Иногда расстреливали невинных людей, приняв их за диверсантов. Врач московской скорой помощи Дрейцер записал в дневнике: Коллега рассказывает, как его друг, старый артист, обнаружил шпиона. Человек этот отмеривал шагами расстояние от подстанции метро до углов улиц. Проделал он это несколько раз.

А уже 15 июля второму секретарю Московского обкома Борису Черноусову было доложено: Исключение сделали только для чекистов и милиционеров. Но партийный аппарат сигнализировал об отсутствии бдительности в самих карательных органах: Евтеев организовал слушание радиопередач немецких радиостанций, где присутствовали беспартийные сотрудники и после рассказывали содержание передач другим сотрудникам. Арестовали известного киноактера Бориса Федоровича Андреева.

Борису Андрееву повезло — через несколько дней его отпустили. Видимо, Сталин к нему хорошо относился. Знакомый отца девушки, с которой он дружил, не сдал радиоприемник и слушал немецкие радиопередачи. Всех, с кем этот человек был связан, арестовали. Вельяминову было шестнадцать лет. Вышел на свободу в году. Учиться его не брали. Но разрешили поступить в местный театр. Так началась его актерская карьера. Заявление о реабилитации он рискнул подать только в году. На этой стадии их и застукали.

Можно себе представить, что бы они делали дальше, когда бы они перешли к другим стадиям. Целое важнейшее управление оказалось в руках этих мерзавцев! Нужно беспощадно разоблачать врагов. В реальности люди возмущались трусливой и негодной властью, допустившей немцев к Москве. Москвичи как раз проявили редкое мужество, оказались смелее своих начальников. Екатерина Фурцева отвечала за школы, за работу с детьми, за летний отдых школьников.

К тому же Фрунзенский район взял на себя шефство над подмосковной Истрой, которая оказалась фронтовым городом. Ни один город в Подмосковье не пострадал так сильно, как Истра. Отступая, немцы его сожгли. Богуславский и Фурцева отправили туда строителей, которые восстановили и оборудовали больницу, затем школу. Секретарь горкома и обкома комсомола Николай Прокофьевич Красавченко обратился к партийному руководству столицы с предложениеи провести месячник по подготовке детских домов к зиме: Зимняя обувь и одежда для воспитанников детдомов имеется в недостаточном количестве, причем ввиду плохого качества установленный срок носки, как правило, не выдерживается.

Москвы созданы бригады для ремонта детского дома, на предприятиях района организована починка и реставрация мебели табуреток, 50 стульев, шкафов , изготовляется посуда столовых и чайных ложек, тарелок, кухонная посуда и т. На заседания вызывали директоров предприятий, которые отчитывались о состоянии пионерских лагерей, о готовности их принять детей на отдых.

Комиссия же утверждала начальников лагерей и их заместителей по воспитательной работе. Старших пионервожатых подбирал райком комсомола. Екатерина Алексеевна занималась и подготовкой школ к новому учебному году. Как второй секретарь отвечала и за жилищное строительство на территории района. А положение с жильем в городе было отчаянным. После войны в столице создавались все новые ведомства, растущий аппарат требовал квартир, которых катастрофически не хватало.

В своих заявлениях жильцы сообщают, что в настоящее время институт производит массовое вселение в дом граждан, которые не имеют на это право. Попов и его заместитель т. Гордополов спешно организовали круглосуточные работы и дали указание начальнику ЖКО т. Например, заместитель директора института т. Гордополов имеет квартиру из двух комнат 30 кв. Екатерина Фурцева немедленно исправила отмеченные недостатки и доложила в горком.

Сегодня она является ведущей фирмой-производителем оборудования и инструментов для заправки. Если у Вас нет производственной базы и грамотных специалистов для профессиональной заправки картриджей и производства восстановленных картриджей, но у вас огромный опыт продаж и изобилие Хороший специалист, знающий все технологические процессы Бизнес под ключ- никаких уловок! Аутсорсинг, как инструмент повышения конкурентоспособности компании. Изготовим на ваших условиях из ваших Вы платите нам только за работу, материалы и гарантию качества.

Наши семинары и тренинги. Наш бизнес для тех, кто умеет считать! Самообучение, как стратегический ресурс Мы не просто информируем Вас, передавая наши знания — мы учим Вас ими пользоваться! Оставьте в прошлом свои предубеждения, что Вам известны условия успеха и ничего нового Вы уже не У каждого из этих направлений бизнеса есть своя уникальная специализация, и строить их нужно по присущим только им принципам. Зная эти особенности, предприниматель получает определенную Поскольку стратегической целью любой организации является постоянное улучшение ее бизнес — процессов, совершенствование деятельности организации и обеспечение выгоды ее заинтересованным Рынок расходных материалов для оргтехники.

Конкурентоспособность и стратегия выбора предоставляемых услуг. Наши наблюдения последних лет показали факт того, что значительное количество наших коллег работающих индивидуально или командой с легкостью выходят на рынок, но достигнув первоначального Инициативный аудит вложенного капитала и ресурсов — это вид проверки бухгалтерской отчетности по инициативе собственников, руководителя или главного бухгалтера компании.

Технологический аудит - нами проводится комплексная технико-экономическая оценка производства, которая включает в себя экспертную оценку действующих технологических решений, разработку Логистический аудит — нами проводится оценка всех аспектов цепи поставок компании, включая взаимоотношения с поставщиками и клиентами, планирование, процедуры, документооборот, логистическая ТОП причин неудачи Start-Up Аттестация рабочих мест Маркетинговый аудит — аудит менеджмента и маркетинга предприятия является эффективным инструментом в подготовке любой стратегии развития предприятия.

Вот очередная версия топ 10 причин этого.

Найдено 14 объявлений

С помощью кнопок на сенсорном экране POS-терминала кассир дает. Мероприятия по переходу работы к 2017 году ваших кассовых узлов на новые условия в соответствии с действующими требованиями. Неочевидным следствием появления возможности заказа электронных билетов стало появление.

Понравился материал?

Список товаров кассов быть Фадеевский в Автономная онлайн касса. А у нас все наоборот: передавать данные необязательно, обращайтесь к. 2017 аппарата возможна регистрация только кассовой техники с установленным фискальным накопителем (ФН) и внесенной в государственный реестр ККТ апаарат соответствии с действующей редакцией 54-ФЗ. руб. Налоговые органы, которую он купит для сдачи отчётности, розничные клиенты задают очень много вопросов. Не признаются кассовой техникой и не могут быть поставлены на учет в ИФНС. Информация о чеках дополнительно сохраняется в фискальном накопителе кассы. Посредством личного кабинета вы купите вводить товары в кассу или смотреть статистику. Куеить рыбы и приготовленных вкусных Фадеевский.

Похожие темы :

Случайные запросы